Участь запорожцев в завоевании Крыма Россией?

Осуществляя свои завоевания в Северном Причерноморье в конце XVIII в., Российская империя вполне использовала человеческие и материальные ресурсы Украины. Запорожские и гетманские казаки непосредственно участвовали в военных действиях, играя отнюдь не второстепенную роль. Если гетманские казаки в основном были задействованы в обозной службе, то запорожцы всегда шли впереди российской армии, осуществляя разведывательные и диверсионные функции.

В конце декабря 1768, в самом начале войны России с Турцией, Войско Запорожское пережило серьезный внутренний конфликт. Часть запорожцев подняла восстание против лояльного России кошевого атамана и заявила о своем намерении перейти на сторону турок. После подавления этого восстания запорожское казачество должно участвовать в этой войне, защищая имперские интересы России.

2 марта 1771 командующий Второй российской армии В.М. Долгоруков со своей штаб-квартиры в Полтаве прислал на Сечь распоряжение о формировании команды из 500 запорожцев для участия в крымской кампании. 38 запорожских куреней снарядили по 14 казаков каждый и обеспечили их лошадьми и военным принадлежностями. Команду возглавил запорожский полковник Афанасий Ковпак.

Идя впереди армии, команда Ковпака обеспечила регулярную разведку на пространстве от г.. Белозерка к Алешки и 1 июня подошла к Перекопа, где была сосредоточена основная часть крымского войска. 12 июня туда прибыли основные силы русской армии. 13 июня командировке для разведки запорожцы нашли в перекопских укреплениях уязвимые места. На основе собранной ими информации, Долгоруков разработал план о проведении корпусом генерала Прозоровского фальшивой атаки со стороны Сиваша и основной атаки со стороны Черного моря. С наступлением темноты корпус Прозоровского, состоящий из российской легкой кавалерии и запорожских и донских конников, совершил отвлекающий маневр, который крымчане восприняли основного. Это позволило главным силам русских незаметно пересечь валы в западной части и окружить Перекоп. После проведения фальшивой атаки, запорожцы провели корпус Прозоровского через отмели Сиваша, что позволило ему занять позицию южнее перекопского вала. Оставляя основные силы корпуса позади, запорожцы и донцы двинулись вперед. Крымчане, несмотря на их небольшое количество, решились атаковать, однако были окружены остальным конников Прозоровского; между тем со стороны Черного моря начали стрелять русские пушки, и решило исход битвы.

Следующей после Перекопа целью Долгоруков определил крепость Гезлеве (современная Евпатория). Из команды Ковпака были отправлены 2 запорожцев, которые, хорошо зная крымские пути, провели предназначен для ее занятия отряд. 100 запорожских казаков, знакомы с местным ландшафтом, находили места с водой и пашой, очерчивая тем самым маршрут передвижения армии. Основная же часть запорожской команды двигалась в авангарде, заняла без боя город Карасубазар и, дождавшись подхода российской армии, двинулась по направлению к самой турецкой крепости в Крыму — Кафы (современная Феодосия), остановились на расстоянии 30 км от нее. Во время боев за овладение Кафой запорожцы отличились отражением контратаки крымцев и турок, которые были окружены и уничтожены. Отличаясь большей маневренностью, чем российские конники, а также хорошо ориентируясь на местности, запорожцы всегда оказывались впереди основных войск Долгорукова и обеспечивали его информации, достаточной для принятия эффективных решений.

Подытоживая свой опыт вооруженных действий в Крыму, Прозоровский писал об особом значении казаков: «Будучи в течение трех суток атакован татарами [я] не мог им причинить ощутимый вред, не имея при себе хотя бы маленькое число казаков. А регулярная конница … мал сделает движение, сразу же отступит … И так это может длиться целый день без всякого успеха ». Основная масса крымскотатарского войска не приближалась к врагу ближе, чем на две версты, опасаясь пушечных выстрелов. Заранее высылались только перестрильникы на добрых конях, которые, обстреляв из луков и ружей россиян, сразу отходили. Тут и требовались казаки, которые бросались им наперерез.

После получения Кафы, Долгоруков оставил российские гарнизоны во всех крупных городах Крыма и отвел остальные своей армии на материк. Команду Ковпака разместили у устья Днепра со стороны Кинбурну для блокировки тамошнего турецкого отряда. Здесь она, имея несколько ротаций, находилась до окончания войны. На других театрах войны, у Очакова, Хаджибей и в Придунавье, было задействовано более 10 тыс. Запорожцев.

Последний эпизод с участием запорожцев в борьбе за Крым был связан с высадкой турецкого десанта в Керчи и Ялты и началом мощного вооруженного выступления крымчан против российского господства летом 1774 24 июня на Перекоп отправлены 1000 запорожцев во главе с войсковым старшиной Андреем Порохня, который получил приказ идти к Ак-Мечети (современный Симферополь). Впоследствии из Сечи отправили еще 500 запорожцев под командой полковника Ивана Кулика. Между тем вооруженное выступление крымчан приобрел массовый характер. Были расстроены коммуникации, прерванные пути поставок провизии для российских войск, находящихся в Крыму. А. Порохня так записал увиденное: «кишлак их стоят пустыми, а по дорогам везде и у самых соляных озер [видел] вырезанных чумаков и повозки, лежали сложенные, а пищевые провизии, что в них были, — рассыпаны. От соленых озер в Салгира дорога человеческими телами устлана ».

В 30 км от Перекопа команду И. Кулика напало около 200 крымских татар. Они окружили со всех сторон запорожцев, несмотря на их численное преимущество, и заставили их бежать; при этом нескольких запорожцев убили, 44 тяжело ранили, отогнали 129 лошадей. Между тем отряд А. Порохни тоже понес потери и вынужден был отступать в районе Перекопа. Эти поражения нанесли ущерб репутации запорожцев, которые ранее демонстрировали превосходство над крымцами. В самый разгар активной партизанской войны в Крым пришло известие о заключении русско-турецкого мирного договора в Кючук-Кайнарджи, который обозначил победу России и провозглашения желанной ею независимости Крымского ханства.

Поэтому, несмотря на дерзкие утверждения российской политической мифологии о получении Крыму исключительно «силой русского оружия», этот остров был завоеван с широким использованием сил украинского казачества. Оно было вынуждено действовать в интересах Российской империи, разрушая военную мощь Крымского ханства и, по иронии, тем самым, приближая собственное существование к неожиданному концу.

Мы в Google+