В чем суть соглашения о дружбе и братстве, заключенного Петром Иваненко с Крымом в 1692?

Петр Иваненко был старшим канцеляристом Генеральной военной канцелярии Войска Запорожского. Происходил он из Полтавщины, родственными связями был связан со старшиной Левобережной Украины. На Запорожскую Сечь канцелярист отправился в феврале 1691, где вскоре был избран писарем. Находясь на Сечи, П. Иваненко проводил агитацию среди запорожцев за выступление против Российского государства и гетманского правительства, налаживал связи с Крымским ханством. По мнению ученых, его деятельность направлена ​​оппозицией гетману Ивану Мазепе, одним из ярких представителей которой был генеральный писарь Василий Кочубей.

Дело в том, что тогда среди украинской казацкой старшины было много противников вооруженного противостояния с Османской империей. В развитии экономических отношений с Крымским ханством и Турцией были заинтересованы купцы, особенно в приближенных к империи южных регионах Украины, старшина и казачество, которые отправлялись на низовья Днепра за солью и рыбой. Многие запорожцы также были более склонны к занятиям промыслами и торговлей, чем к военным зацепок с южными соседями. Значительно уменьшилась популярность идеи борьбы с Крымом после провала походов на ханство российских и украинских войск.

П. Иваненко был патриотически настроенным человеком, который неплохо знала украинскую историю, разбиралась в тогдашней политической ситуации. Понятно, что знал и об украинских политиках, которые ранее сотрудничали с Бахчисараем и Стамбулом, помнил о примерах успешных результатов такого сотрудничества. Прежде всего П. Иваненко хотел, чтобы Украинцы «на своих свободных шеях» не носили ничьей ига — ни московского, ни польского. Именно в союзе с канцелярист видел гарантию сохранения Украинского государства. При этом рассчитывал на социальные несогласия в украинском обществе, как и на недовольство гетманской властью среди запорожцев призвал выступать против верхушки Гетманщины и Мазепы. «Это была горячая голова, ясно осознавала недуга своего Отечества, которая твердовиришила взять на себя роль спасителя Украины и заодно с ней Запорожье и которая с этой целью пошла в Сечь», — писал известный историк казачества Дмитрий Яворницкий.

В то время на Запорожье царило очень критическое отношение к действиям гетманской власти и к политике Москвы. В частности, казакам слишком донимала появление на их землях двух русских крепостей. Великупидозру на Сечи вызвала и поездка в Крым гетманского посланца Пантелеймона Радича. Запорожцы предполагали, что происходят тайные переговоры о мире в то время, когда их подталкивали на войну. Но, одновременно, в 1691 низовые казаки рассчитывали на свое участие в очередном большом походе на Крымское ханство, а потому призывы П. Иваненко к противостоянию с гетманской властью и Москвой в союзе с татарами воспринимали в основном скептически. Так же не была успешной его агитация и в начале следующего года.

Поэтому П. Иваненко поехал на территории Крымского ханства, где стал склонять к поддержке своих планов уже татар. В апреле 1692 он поклялся, что положит все силы для установления мира и сотрудничества между Войском Запорожским и Крымским. С Кизикермена П. Иваненко обратился к запорожцам, объясняя им к чему он стремится: «Я стал за Войско Запорожское и за весь малороссийский народ, для чего вошел в государство Крымскую; когда предки наши жили с этим государством в союзе, то никто над нами не смеялся ». Несколько позже он заявлял, что имел целью «отнятия от московских властей милой Родины своей Украины».

26 мая 1692 в Кизикермен П. Иваненко от имени «свободного государства», «Княжества выделительного Киевского, Черниговского и всего Войска Запорожского городового и народа малороссийского» заключил союзный договор с Крымом. Договор состоял из вступления и 16 статей. За ним Крымская государство обязывалось Украины «от поляков и от Москвы и от всех неприятелей защищать всегда». Так же было делать и Украины по Крыму. Разногласия между обеими сторонами предполагалось решать по-дружески. Устанавливался порядок дипломатических отношений и организовывался почтовой связи. Стороны должны были заключать сепаратных договоров. Крым не имел права вмешиваться во внутренние дела Украины, которая как независимое государство должно самостоятельно организовать свою жизнь: «Княжеству Малороссийском и всему Войску Запорожскому, как даст Господь Бог свободное государство, чтобы права себе природные и порядок, полюбится, поступить свободно».

Существенными были и экономические выгоды от договора. Согласно ему, Украинцы могли свободно заниматься рыболовством и добычей соли на Днепре и всех его притоках. Купцы из Крымского ханства могли по установленным правилам торговать на украинских землях и так же могли делать Украинцы на крымских просторах. Определялись и пути проезда купцов: Украинский должны были ехать в Крым из-за Переволочну на Кизикирмен, а крымские — на Переволочну.

Но все же наиболее актуальным в то время было обязательство Крымского государства предоставить Украинской помощь в деле освобождения от московских властей.

Договор показывает, что в начале 90-х годов XVII в. в Украине было сильным стремление к независимому политического существования, по крайней мере часть политической верхушки хорошо видела негативные перспективы пребывания под российской превосходством и осознавала необходимость борьбы с Москвой за освобождение своего государства и для успеха в этой борьбе нужен мощный союзник, которым могло стать Крымское ханство. Для Крыма обращение с украинской стороны также имело большое значение, поскольку он находился в состоянии войны с Русским государством. За несколько лет до появления в ханстве П. Иваненко, в 1687 и 1689 годах, Москва провела мощные походы на юг. И хотя они завершились неудачей для нее, но продемонстрировали многочисленность российских вооруженных сил. Москва открыто заявила, что ее целью является завоевание Крыма и выселения из него всех татар. От вторжения российских войск на территорию полуострова крымчан спасали только природные условия — засушливые степи, которые было трудно перейти царским войскам без надлежащего тылового обеспечения. Однако, со временем эту преграду можно было преодолеть. Сложность ситуации хорошо понимали в Крыму, а поэтому и искали способы спасти государство.

В своем обращении к запорожцам в июне 1692 П. Иваненко о сути политики московских царей в отношении Украины, «которые не из меч нас взяли, но добровольно для веры христианской предки наши им поддались», писал, что те «обсадилися нашими людьми всех сторон неприятельских », что именно украинские территории страдали от вражеских нападений,« а Москва все всегда по нашим людьми, как за стеной, находится в целости и тем всем не довольствуясь, старается всех нас подправить своими холопами и рабами ». Там же говорилось и о замыслах россиян в Крым: «они хотели разорить Крым, осадить своими людьми кизикерменськи города, потом прогнать нас с Сечи и совершить по городам воевод». А уже после этого Москва смогла бы взять Украину в «рабство вечное». Негативное развитие событий для Украинской, считал П. Иваненко, предусматривался и в том случае, если Россия договорилась с Крымом о мире и сотрудничестве.

Объединение же Сечи и Бахчисарая, по убеждению П. Иваненко, могло привести к вспышке большого восстания в Украине, с последующим выходом из-под власти Москвы.

Реальность такого развития событий четко осознавали и в Батурине. В одном из своих универсалов, изданном в феврале 1693, Мазепа отмечал, что татары с П. Иваненко стремились «соблазнить соединиться с ними запорожцев, а потом той же обольщением отделить от богохранимого монаршей … государства малороссийские города» .

По отношению Бахчисарая до появления в ханстве бывшего гетманского канцеляриста, то стоит заметить, крымское руководство не слишком верило заверениям о готовности запорожцев и жителей Гетманщины выступить против правящей украинской гетманской верхушки и против России. Но призывы П. Иваненко совпадали со стремлениями татар, а поэтому они решили воспользоваться шансом.

Что касается Нижнего Войска, то в его среде опасность от российской экспансии на Юг еще не ощущалась. Реакция Нижнего Войска обращение П. Иваненко после подписания договора с Крымом сразу была отрицательной, но занять открытую враждебную позицию казаки не могли, чтобы не противопоставлять себя татарам и не потерять возможность проводить важные для них занятия промыслами на крымских землях во время перемирия.

Между тем, в июле 1692 на совете в урочище Каменный Затон бывший канцелярист при поддержке татар был избран гетманом. Когда же перед Сечью, по прибытии к ней татар, остро встал вопрос об определении политической позиции, то она хоть заключила с татарами соглашение о совместных действиях, но сделала также все возможное, чтобы не допустить участия крупных запорожских сил в татарских походах. На сторону П. Иваненко вступило около 500 запорожцев. В конце июля с двадцатитысячному татарским войском и запорожцами П. Иваненко прибыл на юг Левобережья, где сразу получил поддержку жителей Царичанки и Китайгорода. Однако дальнейших успехов достичь не удалось из-за того, что татары начали грабить украинские земли и захватывать полон. Получив известие о приближении левобережного войска во главе с И. Мазепой, П. Иваненко с татарами отошел в Крым. В то время с ним осталось только около 80 запорожцев.

Наконец, с провалом похода 1692 П. Иваненко окончательно потерял поддержку как народных низов, так и старшинского оппозиции. Следующие татарские походы на Левобережье и Слобожанщине в 1693, 1694 и 1696 годах также закончились неудачей. Между тем сам П. Иваненко в середине 1690-х гг. Был назначен гетманом так называемой Ханской Украины и на этой должности он в последний раз упоминается в документах под 1712

Мы в Google+